Наука и философия

Вы никогда не задумывались, что соперничество в нашей жизни стало каким-то обыденным делом? Речь не о той борьбе, когда вы спорите с родителями или пытаетесь написать диктант на более высокий балл, чем у вашей соседки, нет. Сейчас мы подразумеваем то ежедневное метание от одного предмета к другому, попутно решая что же все-таки лучше.

В действительности, конкуренция уже посеяна везде. И мнения насчет каждой из сторон спора увеличиваются с такой скоростью, что некоторые, пусть даже с первого взгляда ничего не несущие в себе прения достигают мирового уровня, захватывая в свою аудиторию чуть ли не каждого человека на планете, желающего непременно высказать свою точку зрения. И это вирусное явление успело забраться в самую недосягаемую часть духовного мира – в науку.

Начиная от материального и заканчивая нравственным, всё живое и абстрактное берёт свое начало от неё. Мы существуем, подчиняясь законам и теориям, выдвинутым и подтвержденным наукой. Наверное, она кажется вам абсолютно недоступной простым смертным, но в ней, как и в обществе, есть разногласия. Если бы все было так понятно, то нуждались бы мы тогда в ученье? Для того, чтобы на что-то полагаться, сначала нужно немало потрудиться, свести к нулю все шансы поставить под сомнения труд чьей-нибудь жизни. Ученые строят целые алгоритм действий, включающие в себя не только четко поставленные аргументы, но и эксперименты, попытки реализовать и продемонстрировать на практике достоверность предполагаемых суждений. Этим наука и хороша, и отличительна от других: её открытия и исследования принимают вид истины для всех, не завися ни от времени, ни от общества, для которых они будут использоваться.

ДАЛЕЕ

Френология

Основатель этой науки доктор Галл считал, что, поскольку мозг является завершением всех ощущений и где начинается каждое интеллектуальное и моральное проявление, каждая из примитивных способностей должна иметь здесь свое особое место. Таким образом, его система состоит в локализации этих способностей. Поскольку развитие черепа определяется развитием каждой части мозга с его выпуклостями, он пришел к выводу, что из анализа этих выпуклостей можно сделать вывод о преобладании той или иной способности и, следовательно, о характере или способностях человека. Другое название, краниоскопия, данное этой науке, также происходит от этого с той разницей, что френология нацелена на изучение функций мозга, тогда как краниоскопия ограничивается индукциями, возникающими в результате осмотра мозга. То, что Галл сделал с мозгом и черепом, сделал Лафатер с физиономическими следами.

Мы не будем обсуждать здесь достоинства этой науки, а также ее последствия, истинность или преувеличение. Тем не менее, его поочередно защищали и критиковали люди, обладающие высокой научной ценностью. Если некоторые детали все еще являются гипотетическими, это не означает, что они не основываются на неоспоримом принципе, который касается общих функций мозга и взаимосвязи между развитием или атрофией этого органа и интеллектуальными проявлениями.

ДАЛЕЕ

История науки: Средневековая наука

После падения Римской империи и периодических политических столкновений в раннем средневековье часть древних знаний была утеряна. Однако общие области науки, или, как ее называли, натурфилософия, и большая часть общих знаний о древнем мире были сохранены благодаря трудам ранних латинских энциклопедистов, таких как Исидор Севильский.

Кроме того, в Византийской империи многие греческие научные тексты были сохранены в форме сирийских переводов, сделанных такими группами, как несторианцы и монофизиты. Многие из них были позже переведены на арабский язык в Халифате, при этом многие типы классического учения были сохранены, а в некоторых случаях улучшены. Дом мудрости был основан в эпоху Аббасидов в Багдаде, Ирак. Считается, что он был крупным интеллектуальным центром во время Золотого века ислама , когда мусульманские ученые, такие как аль-Кинди и Ибн Сахл в Багдаде, и Ибн аль-Хайтам в Каире процветали с девятого по тринадцатый века. , пока монголы не разграбили Багдад. Ибн аль-Хайтам, позже известный на Западе как Альхазен, продвигал аристотелевскую точку зрения, подчеркивая важность экспериментальных данных и воспроизводимость результатов.

В позднем средневековье, с растущим спросом на переводы, например, работ Толедской переводческой школы, западные европейцы начали собирать тексты, написанные не только на латыни, но и латинские переводы с греческого, арабского и иврита. Тексты Аристотеля, Птолемея и Евклида, хранившиеся в Доме Мудрости, пользовались большим спросом среди католических ученых. В Европе Де Аспектибус Альхазена оказал непосредственное влияние на Роджера Бэкона (13 век) в Англии, который выступал за экспериментальную науку по образцу Альхазена. К позднему средневековью синтез католицизма и аристотелизма, известный как схоластика, получил распространение в Западной Европе, который стал новым географическим центром науки, хотя все аспекты схоластики подвергались критике в 15-16 веках.

Архитектура. Предмет изучения

Мы пользуемся термином архитектура для совершенно разных, на первый взгляд непохожих друг на друга вещей. У нас есть архитектура микропроцессора, архитектура политических систем и архитектура в строительстве. И во всех этих архитектурах мы можем выделить непростую систему организации простых частей. Так например, в классической архитектуре Древней Греции ордер с его составными компонентами представляет собой сущность организации среды того временного периода.

Архитектура есть организация среды – актуальное академическое определение архитектуры в строительстве. Добавим в него понятие человеческой среды – среды, что создается человеком для деятельности человека. Таким образом, мы определяем архитектуру как организацию человеческой среды. Исходя из этого определения мы можем выделить критерии, которые отличают хорошую архитектуру от плохой или совсем опасной.

Есть 3 критерия необходимых, но абсолютно недостаточных. Изначально архитектура была нужна нам как убежище от врагов и от диких животных. Тем самым мы спасались от смерти. Далее мы рассматриваем архитектуру как человеческую среду, в которой крыша над головой спасает наше здоровье от атмосферных воздействий, переохлаждений и более серьёзных болезней. В более поздние времена мы рассматриваем архитектуру как норму некоторого количества квадратных метров на человека. Это позволяет снизить количество таких опасных болезней как туберкулез. Эта архитектурная практика быстро становится рекомендованным стандартом во всем мире. И вот уже впоследствии, вплоть до сегодняшнего дня, мы говорим об архитектуре как о человеческой среде, которую мы организуем с учетом того, что мы не должны получать какие-либо негативные ментальные эффекты на свою психику, поставить под удар своё психическое здоровье.

Подытожив всё это, мы можем с уверенностью говорить, что основным вопросом архитектуры является организация среды. А эстетика, которую подразумевает обыватель в первую очередь, является важным инструментом в большом ящике инструментов под названием архитектура.

Также хочется отметить, что архитектурой в современном мире занимается количество профессионалов из абсолютно разных сфер жизнедеятельности, а структуры современных архитектурных бюро принимают различные не совсем каноничные виды. В бюро могут работать экологи, специалисты по графике и рендеру, люди занимающиеся сбором городской статистики.

В сущности, современная архитектура – это сложный процесс, в котором задействовано огромное количество людей из большого числа профессий.

Графология как наука

В 1871 году французский аббат Жан Ипполит Мишон выпустил в свет свой знаменательный труд «Тайны почерка», ознаменовав эти актом рождение новой науки. И именно с тех самых пор в обществе всё время поддерживается не только теоретический, но и практический интерес к «почерковедению», а на современном языке – графологии.

Наука графология, определяющая характер, наклонности, качества и недостатки, словом – весь облик человека, очень быстро распространилась по всем странам мира. Такая распространённость графологии объясняется сравнительной лёгкостью и удобопонятливостью заложенных в её основании принципов, что, в свою очередь, вполне понятно, если мы вспомним, что письмо есть движение руки. А всякое движение происходит от мозга – центрального двигателя человеческой машины. Когда мы пишем, то обычно не заботимся о красоте букв, и потому на бумаге во время письма машинально отражается состояние нашего духа: штрихи нашего письма будут резкие, живые – если мы сами имеем живой характер, правильные – если мы спокойны, твёрдые – если у нас твёрдая воля, круглые и малозаконченные, если человек мягкий и малоэнергичный. Таким образом каждый штрих соответствует состоянию духа в момент письма, что, в свою очередь, зависит от известной деятельности мозга.

Итак, даже временное состояние нашего духа отражается на почерке, но при более или менее продолжительной скорописи эти временные черты исчезают, сглаживаются, и на почерке отражается лишь то, что составляет неотъемлемые черты того или иного характера. И, так как у каждого из нас своя собственная «физиономия», свой характер, то и манера письма у каждого человека особенная, только ему присущая. Однако не стоит на основе графологии создавать всякие псевдонауки, якобы способные предсказать по почерку будущее человека. Это совершенно невозможно – графология может лишь определять характер человека и в этом отношении приносит немалую пользу. Она предостерегает от ложных друзей, она даёт деловым людям настоящую оценку своих сотрудников, но области будущего она совсем не касается.

Столицы европейских стран. Берлин. Исторические факты

  1. История Берлина начинается задолго до первых официальных упоминаний города. Найденные изделия и кости свидетельствуют о том, что люди жили на территории современного Берлина ещё за 60000 лет до нашей эры.
  2. Самыми первыми поселениями современного Берлина являлись Кёльн и Берлин. Они были основаны в 13 веке.
  3. В 1380 году в Берлине был масштабный пожар, в результате которого сгорели многие церкви и ратуша.
  4. Какое-то время стремительный рост населения Берлина стал большой проблемой для страны и пришлось водить план Хобреххта, который должен был организовать застройку столицы.
  5. Берлин не всегда был столицей Германии. Когда-то ей были такие города как Бонн, Ахен, Веймар, Нюрнберг и другие.
  6. Изначально Берлинская стена состояла только лишь из колючей проволоки, но со временем она превращалась в бетонную стену, у которой появились и своеобразные смотровые башни с различными средствами устрашения. В 1975 году стена стала намного выше, а на самых высоких площадках устанавливали трубы (гладкие).
  7. Падение Берлинской стены пошло «не совсем по плану», так как было следствием ошибки пограничников, которые подумали, что Политбюро уже разрешило открыть границу, хотя этот вопрос всё ещё был на рассмотрении.